Мир после соглашения между Вашингтоном и Тегераном

1_-_1_1_-47-be756

Тьерри Мейсан

Противостояние между США и Ираном, под влиянием которого был весь Ближний Восток после речи имама Рухоллы Хомеини на тегеранском кладбище 1 февраля 1979 г. и вплоть до подписания двустороннего соглашения с правительством шейха Хассана Рохани 14 июля 2015 г., наконец-то закончилось. Отныне Вашингтон и Тегеран будут защищать интересы одной и той же мировой правящей элиты. В своё время президент Джимми Картер и его советник по национальной безопасности Збигнев Бжезинский столкнулись с радикальной сменой курса в Иране, который до этого времени был «региональным жандармом» на службе у Вашингтона. Сначала они уговаривают Саудов блокировать революционный и антиимпериалистический порыв имама, что станет началом ваххабизации мирового ислама, а затем решают взять под свой контроль добычу углеводородов на Ближнем Востоке.

В своей речи от 23 января 1980 г. Джимми Картер заявляет: «Наша позиция должна быть абсолютно ясная: любая попытка со стороны внешней силы взять под контроль регион Персидского залива будет рассматриваться как посягательство на жизненные интересы Соединённых Штатов Америки, и такая попытка будет отвергнута всеми необходимыми средствами, включая военную силу».

С этой целью Пентагон сформировал региональное командование Central Command (ЦентКом), зона ответственности которого включает все государства этого региона, за исключением Турции.

Завершение искусственного конфликта между суннитами и шиитами

Мы уже в течение 35 лет наблюдаем, как постепенно между суннитами, руководимыми их саудовским лидером, и шиитами, под руководством иранского лидера, образуется глубокая пропасть. Первые стоят на стороне Соединённых Штатов и поддерживают их капиталистическую модель экономики, а вторые готовы умереть за то, чтобы освободить весь мир от англо-саксонского империализма.

Этот конфликт никогда не достигал такого накала и не было до этого такой степени экономического разрыва. Кульминации он достиг первый раз с приходом Братьев-мусульман, Аль-Каиды и ИГИЛ – трёх организаций, финансируемых монархиями Залива и их союзниками, а второй – при выступлении Израиля против шиитов. Однако после 14 июля Эр-Рияд без лишних объяснений прекратил всякие упоминания о религиозном конфликте, демонстративно урегулированном без вмешательства теологов. Саудовская Аравия больше не воюет с Ираном, ставшим теперь партнёром её американского сюзерена, она с ним теперь соперничает на обновлённом Ближнем Востоке. Эр-Рияд утверждает, что представляет не только суннитов, но и всех арабов, а Иран не будет позиционировать себя в качестве лидера шиитов, а только персов. Однако до 2010 г. арабский мир не был под влиянием исключительно Саудовской Аравии, им управлял триумвират, включавший Египет, Сирию и Саудовскую Аравию.

Эволюция ЦентКома

Хотя реформирование ЦентКома ещё не включено в повестку дня, вопрос этот не заставит себя долго ждать. В настоящее время зона ответственности ЦентКома включает в себя Ближний Восток и Центральную Азию. Однако, кроме установления мира в Йемене и Сирии, не исключено перемещение военных действий в район Чёрного моря, в Турцию и Крым.

ООН заявила о намерении организовать межсирийские переговоры и ссылается на «контактную группу», то есть на те самые страны, которые четыре с половиной года финансировали войну.

Короче, мы идём в направлении соглашения, которое признает «победу» Саудовской Аравии над Йеменом, и Ирана над Сирией.

Стефан де Мистура, спецпредставитель Бан Ки-Муна, заявил:

• «Я намерен пригласить сирийцев принять участие в тематических дебатах, одновременно проводимых параллельно в рамках межсирийской рабочей группы, и заняться фундаментальными аспектами женевского коммюнике, которые были обозначены в процессе первой фазы консультаций и которые предполагают, в частности, обеспечение безопасности для всех, поиск средств с целью положить конец изоляции, гарантию доступа к получению медицинской помощи и освобождение пленных.

• Вторая фаза касается политических и конституциональных аспектов, в частности, основных принципов, переходного правительства и выборов.

• Третья фаза касается военных аспектов и безопасности, в частности эффективной борьбы против терроризма с участием всех, прекращения огня и интеграции.

• Четвёртая фаза затронет публичные учреждения, строительство и развитие, а это, как указывалось ранее, означает, что мы должны сделать всё, чтобы не допустить того, что произошло в Ираке, когда были ликвидированы государственные учреждения и страна оказалась в очень трудной ситуации. Эти учреждения должны обеспечивать предоставление публичных услуг под контролем руководителей высокого ранга, назначаемых с общего согласия и действующих с соблюдением принципов эффективного управления и прав человека».

Одновременно Турция открыла новый фронт, объявив войну курдскому меньшинству. Такое решение, если оно не будет отменено, втянет всю страну в долгую и кровопролитную гражданскую войну. После разного рода противоречивых заявлений США запретили Турции наносить удары по позициям РПК на территории Сирии, где их называют Партией Демократического союза, так что временно Сирия станет принимающей стороной для курдских революционеров.

Кроме того, Турция разорвала экономические отношения с Россией, которые она установила за восемь месяцев, и сформировала совместно с Украиной «Интернациональную исламскую бригаду» – террористическую организацию, призванную дестабилизировать ситуацию в Крыму.

Больше месяца, как правительство Турции не является легитимным, поэтому невозможно предсказать, что произойдёт в этой стране, но ясно, что возможен и худший из вариантов.

Что намерены делать США после принятия резолюции 2235?

Принятая единодушно в СБ резолюция 2235 встречена с беспокойством. Достигнута договорённость о создании ОЗХО совместно с ООН механизма расследования по определению стороны, использовавшей химическое оружие в Сирии.

Эксперты ОЗХО, которые до настоящего времени не имели мандата на расследование и определение стороны, которая использовала химическое оружие, установили, что несколько атак с использованием хлора были предприняты в 2014 г. по меньшей мере 14 раз. Постпред США подчеркнула, что химическое оружие сбрасывалось с вертолётов, а их у «повстанцев» нет.

Короче, ОЗХО и ООН должны установить ответственность Сирйской Арабской Республики. Однако внимательное чтение предыдущих отчётов ОЗХО позволяет предвидеть другую возможность: эти атаки, возможно, были предприняты турецкой армией, что подтверждает постпред Сирии, который приветствует принятие резолюции.

Отметим, что предположение о турецком следе вполне оправдано, так как Турция 11 мая 2013 г. осуществила под ложным флагом взрывы в Рейханлы, уничтожив около 50 своих сограждан и обвинив в этом Сирию, в августе 2013 г. она осуществила химическую атаку в Гуте под Дамаском и снова обвинила в этом Сирию, чтобы вынудить НАТО вступить в войну, в марте 2014 г. турецкая армия вместе с Аль-Каидой и Армией ислама (просаудовские вооружённые формирования) вошла в сирийско-армянский город Кессаб, где массово истребляла армян.

Отчёты ОЗХО восьмимесячной давности только сегодня дали возможность принятия этой резолюции. Все пять постоянных членов СБ имеют спутниковые системы, позволяющие им иметь достоверную информацию о том, кто на самом деле ответственен за химические атаки. В случае, если ОЗХО и ООН установят ответственность Турции, г-н Эрдоган может стать козлом отпущения за весь сирийский кризис.

Ожесточение отношений между Вашингтоном и Москвой

Американо-иранская сделка даёт возможность Вашингтону сконцентрировать все свои усилия против Москвы. Ранее мы упоминали о переводах джихадистов из ИГИЛ в Крым через Украину и Турцию. По сути, речь идёт о возобновлении диверсий, которые предпринимались против Советского Союза во время холодной войны.

Более серьёзной является попытка Соединённых Штатов политизировать крушение лайнера МН17, чтобы обвинить в его гибели Россию. 29 августа Вашингтон представил в Совет Безопасности проект резолюции, предусматривающий создание международного трибунала по расследованию причин этого преступления. Ни для кого не секрет, что здесь речь идёт о создании суда по вынесению приговора президенту Владимиру Путину, аналогично спецтрибуналу по Ливану, который был создан на базе ложных свидетельств для вынесения приговоров президентам Башару аль-Ассаду и Эмилю Лахуду.

Разумеется, Россия воспротивилась и наложила на эту резолюцию вето. Нельзя не вспомнить при этом о предложении, сделанном в 2011 г. президентом Бараком Обамой своему российскому коллеге Дмитрию Медведеву, оказывать ему поддержку, если он возьмёт на себя обязательство передать своего Премьер-министра Владимира Путина международному суду. В то время его намеревались объявить виновником войны в Чечне, которую организовал Вашингтон.

29 АВГУСТА 2015

Подполковник турецкой армии обвиняет правительство в смерти своего брата

Высокопоставленный военный офицер, чей брат погиб во время теракта, высказал своё возмущение действиями правительства нескольким депутатам от Партии справедливости и развития (ПСР), посетившим похороны его брата.

Он заявил, что изменение политики государства в отношении РПК – отказ от переговорного процесса и возобновление войны – является причиной смерти его брата.

Церемония похорон капитана Али Алкана прошла в воскресенье в мечети Osmaniye Büyük. Алкан был тяжело ранен в пятницу, когда напали на пост жандармерии в районе Бейтушшебап провинции Ширнак, и скончался в субботу от полученных ран. Глава провинции от ПСР Хамза Тор и депутаты от ПСР Османийе Суат Онал и Муджахит Дурмушоглу, посетившие похороны, встретили протесты и недовольство со стороны родственников погибшего.

Подполковник Мехмет Алкан, старший брат погибшего капитана, отказался молиться за своего брата в одной мечети с депутатами ПСР. «Мой брат погиб. Я заберу его отсюда, где находятся эти мародеры, и отвезу его в полк», – заявил он.

«Сын нашего народа, в свои 32 года он еще не успел достаточно пожить на этой земле в окружении своих любимых. Кто убийца? Кто виноват в его гибели? Почему те, кто вели переговоры о мире до этого дня, теперь говорят: «Война до конца»? Отправьте политиков воевать против РПК вместо этих солдат!» – сокрушался брат погибшего капитана.

Подполковник Мехмет Алкан подверг яростной критике неожиданное и резкое изменение политики властей в отношении процесса урегулирования курдского вопроса. По его мнению, это стало причиной гибели от рук боевиков РПК большого количества военных офицеров, включая его брата, – и всё это ради политических амбиций ПСР, рвущейся провести досрочные выборы в надежде получить больше голосов и создать однопартийное правительство.

«Те, кто раньше выступал за процесс урегулирования (с РПК), теперь бросили эту политику и поддерживают ведение войны против РПК. Те, кто сидят в своих дворцах [имеется в виду дворец Ак-Сарай президента Реджепа Тайипа Эрдогана], находятся в безопасности под защитой десятков телохранителей. Те, кто ездят на бронированных автомобилях, могут только говорить о мучениках, не собираясь становиться мучениками», – с горечью произнес Мехмет Алкан.

Битва за сирийский горный курорт Забадани

1210124164

Город Забадани в 33 километрах от Дамаска до войны считался одним из лучших курортных мест в Сирии. В самом начале кризиса город захватили многочисленные террористические группировки, а полтора месяца назад сирийская армия при поддержке бойцов ливанского движения “Хезболлах” начала операцию по его освобождению.

На первом этапе наступления сирийских войск на Забадани в городе находилось более 1,5 тысячи боевиков из разных группировок, включая “Джебхат ан-Нусра” и “Исламское государство”. Наступление осложнялось плотной застройкой города и тем, что он окружен многочисленными садами и фермами. За несколько дней террористам удалось создать целую сеть подземных тоннелей и подпольных фабрик по производству взрывчатки и минированных автомобилей.

Жизнь вопреки войне

Город Забадани находится рядом с ливанской границей. Если ехать из Дамаска, то поворот в зону боевых действий расположен всего в паре десятков километров от самого безопасного пограничного КПП в Сирии — “Джайдат Ябус”.

Прежде чем попасть в “пекло”, проезжаем с проводником через несколько блокпостов сирийской армии. Солдаты стоят без бронежилетов. Сопровождающий офицер отметил, что “тут спокойно, передовая в центре города, здесь рядом с армией живут обычные люди”.

Действительно, в глаза бросаются ухоженные грушевые сады. Урожай в этом году, по всей видимости, богатый. Вдоль дороги спокойно гуляют мирные жители и играют дети. Первое впечатление — война покинула эти места, и люди начали восстанавливать свой быт.

“Мы всегда жили в Забадани, но уже несколько лет не могли возделывать наши земли и ухаживать за садами. Боевики не давали нам покоя, тут творился беспредел. Сейчас лучше. Мы с односельчанами живем рядом с военной частью и в районах, где есть армия. Так надежней. Живем вопреки войне”, — рассказал об обстановке один из жителей Абу-Омар, отец четырех детей, которые до недавнего времени жили у родственников под Дамаском.

После зачистки сельских окраин Забадани военные разрешили людям вернуться. Сейчас восстанавливается инфраструктура. Хотя и с перебоями, но у людей в домах есть электричество и пресная вода, ее хватает даже для полива садов. Воинская часть делится с сельчанами хлебом и консервами.

“Нам перебрасывают провизию с учетом проживающих здесь граждан. Люди благодарные, в ответ приносят солдатам черешню и груши. Добро за добро”, — рассказывает один из солдат на КПП воинской части, где расположен штаб управления боевой операции в Забадани. Сам штаб напоминает детский пионерлагерь, позднее офицеры подтвердили догадки — штаб расположен в зданиях, где раньше отдыхали школьники.

Подготовка к штурму

Перед выездом на передовую офицеры провели закрытое совещание, по окончании которого с помощью карты разъяснили, где свои и чужие и как проходила операция с самого начала.

Наступление началось со стороны ливанской границы и с гор, которые отделяют город от Дамаска. Создав видимость, что основные силы войск нападут с запада, группы сирийского спецназа совместно с ливанскими ополченцами выступили со стороны границы, ударив по террористам с тыла.

“Идея была настолько успешной, что нам удалось в считанные дни с минимальными потерями освободить всю окрестность города и закрепиться на его окраинах. Дальше начались уличные бои, от врага нас отделяло не более 50 метров. Были ночи, когда приходилось идти в рукопашный бой”, — рассказывает офицер на пути к фронту.

Сожженная земля, сгоревшие дома и раскуроченный транспорт на обочине указывали, что колонна движется в правильном направлении. На въезде в город открывается ужасающая панорама — нет ни одного целого дома, все разбито, вокруг бетон, мусор, везде резкий запах гнили. Уцелевшие стены расписаны исламистскими лозунгами и именами местных эмиров.

Нас встречает командир заставы — улыбчивый сирийский офицер с пышными усами. “День добрый, друзья, вы вовремя, сейчас покушаем и будем дожимать террористов”, — говорит он, пожимая руку.

Война войной, а обед по расписанию

Офицер, угостив крепким сладким чаем, приказал одному из рядовых проводить на линию фронта. Взяв контейнеры с рисом, овощи и воду, мы пошли вдоль одной из улиц. По дороге рядовой Мажед рассказал, что он сам родом из Алеппо, ему 21 год, и на фронте он уже полтора года.

“Конечно, я скучаю по дому. Я знаю, что в моей провинции сейчас тяжелая обстановка, там моя семья, но и тут ребята мне все стали родными. Ведь неважно, где мы воюем, мы воюем за нашу страну. Сегодня закончим с Забадани, завтра выгоним пришлых из всей Сирии”, — рассказывает Мажед, пока мы идем.

В одном из зданий, куда мы вошли, сидела группа молодых людей. Ребята, покуривая кальян и попивая кофе, делились впечатлениями о последнем бое. Улыбчивые военные обрадовались нашему визиту, увидев в руках долгожданный груз. Ощущения того, что через час им идти в бой, совсем не было. “Сядь, покушай с нами, может, потом никогда не встретимся”, — с какой-то тяжелой улыбкой обратился старший отряда.

Линия фронта — бульвар

Линией фронта считается главный бульвар в центре города — Мхатта. С одной стороны расположены передовые позиции армии и “Хезболлах”, через 150 метров по ту сторону — боевики.

Боец “Хезболлах” показывает нам из безопасного места положение дел. В еще контролируемой террористами центральной части Забадани виднеются церковь и мечеть, оба здания разрушены.

“До войны христиане и мусульмане здесь молились плечом к плечу. У террористов нет никакого представления о религии, они разрушили и церковь, и мечеть”, — говорит ополченец с позывным Нейнава (так называется шиитский город в Ираке).

К 16.00 по рации передали, что бойцам и военным нужно готовиться к штурму. На посту ополченцев на дежурстве сидели два снайпера и пулеметчик. “Гости, можете идти пить кофе, тут муха не проскочит без нашего ведома. И потом не говорите, что ливанские ополченцы не гостеприимны”, — говорит один из бойцов.

Пока одни пили кофе и рассказывали интересные истории из жизни, другие готовились к штурму. Проводник Мажед предупредил, что задерживаться больше нельзя. Начали работать вражеские снайперы. В нескольких сотнях метров разорвались две мины. “Началось”, — спокойно сказал он.

В тот день началась финальная фаза операции по освобождению Забадани. Боевиков, по данным разведки, оставалось не более 200 человек. Они контролировали около 2 квадратных километров.

Сирийские офицеры объяснили, что наступление остановилось 14 марта, так как появилась надежда на переговоры. Руководство страны надеялось, что удастся договориться об эвакуации мирных граждан из шиитских поселений Фуа и Кефрайа в провинции Идлиб. Люди там уже несколько месяцев живут в осадном положении, регулярно подвергаясь ракетным и минометным обстрелам.

Боевики, в свою очередь, потребовали обеспечить безопасный коридор для отступления их соратников в Забадани и освободить тех, кто находится в тюрьмах.

Переговоры провалились, и в курортном городке снова заработала артиллерия и пулеметы. Артиллеристы создавали столбы дыма, прикрывая штурмовые отряды от вражеского снайперского огня. Боевой дух был крайне высок, военные говорили, что город станет “чист” в ближайшие дни.

В какой-то момент обстановка накалилась до предела. Проводив нас до дороги к прифронтовому штабу, ополченец мгновенно вернулся к своим на позицию. Оказавшись на безопасной территории и направляясь в сторону Дамаска, сопровождающему передали, что коллега — военный оператор Абду Али Джавад, работавший по контракту с отделом СМИ “Хезболлах”, получил смертельное ранение во время штурма.

До столицы некогда процветающей Сирийской арабской республики мы возвращались в полной тишине. Каждому было о чем подумать…

Источник РИА Новости