Президент САР Башшар Аль-Асад дал интервью американскому каналу CBS

31 марта 2015

Интервью началось с вопроса о том, что гуманитарная катастрофа в Сирии на данный момент — это самый страшный кризис в мире. Более 200 тысяч человек погибли, вынужденными беженцами стали 4 млн граждан страны, 10 млн жителей потеряли кров, 50% территории страны находится под оккупацией врагов САР, став зоной боевых действий иностранных сил. Что теперь?

Президент ответил, что все эти цифры очень преувеличены. Более того, дело не в цифрах, а в трагедии семей, потерявших своих близких. Кризис в той или иной степени коснулся каждого сирийца.

Но каждый конфликт обязательно заканчивается переговорами между различными сторонами и политическим урегулированием. Сирия в течение последних четырёх лет пытается организовать такой политический диалог, даже имея дело непосредственно с вооруженными группировками, с которыми удалось достичь некоторых согласований. Любой диалог приемлем при условии сохранения суверенитета страны.

Президент подчеркнул, что у Сирии нет прямых связей с США. Ими даже пока не выдвинуто никаких предложений по формам урегулирования. Что касается борьбы против террора, то для Сирии особо важно, чтобы этому злу было нанесено сокрушительное поражение.

Аль-Асад особо отметил: всё, что касается внутренней политики САР, должно пройти через одобрение сирийского народа, так как это имеет отношение к политическому строю, Конституции и законам страны. «Мы можем сотрудничать с американцами лишь в борьбе против террора и в оказании давления на страны, поддерживающие террористические группировки, такие как Турция, Саудовская Аравия, Катар и некоторые их союзники на Западе», — указал президент.

Говоря о так называемой «дорожной карте» урегулирования, президент назвал три возможных уровня: внутренний, региональный и только потом международный. Самым главным, несомненно, является внутренний, местный уровень разрешения проблем. По его словам, очень важно, чтобы межсирийский диалог затрагивал все аспекты, в том числе политический строй, это является первым шагом на пути урегулирования. Далее должно последовать начало диалога с вооружёнными группировками для возможности амнистировать членов бандформирований, которые имеют желание сложить оружие и вернуться к нормальной жизни. В течение последних двух лет Сирия предпринимает для этого все усилия.

Никто извне не может воздействовать на будущее народа САР, изменять Конституцию и избирать президента страны. Всё это является чисто сирийским делом. Смена президента должна осуществляться через политическую и конституционную процедуры, а не путём терроризма и внешнего вмешательства.

Говоря о возникновении ИГИЛ, президент отметил, что Сирия всегда утверждала, что не существует «сирийской умеренной оппозиции», а террористические организации, такие как ИГИЛ и «Джебхат Ан-Нусра», не могут внезапно вырасти на пустом месте. Он назвал абсурдом утверждения, будто бы их появление выгодно Сирии.

Президент Аль-Асад отметил, что в дальнейшем для противостояния терроризму США необходимо начать прямой диалог с сирийским руководством, поскольку только Сирия, давно воюя с терроризмом, знает и умеет это делать хорошо. Без взаимодействия с Дамаском, который имеет информацию непосредственно с мест событий, невозможно успешно победить это зло.

На вопрос, насколько помогают официальным властям Сирии американские авианалеты, направленные против боевиков организации «Исламское государство Ирака и Леванта», Аль-Асад ответил, что иногда такие удары обеспечивают локальное превосходство, но в целом численность ИГИЛ только возросла после начала авианалетов, осуществляемых коалицией. По оценке сирийского президента, в его страну и Ирак ежемесячно прибывает около тысячи иностранных наёмников. Та же картина наблюдается и в Ливии.

По его мнению, самым большим поражением ИГИЛ является потеря народной поддержки на местах. Все, кто столкнулся с преступлениями террористов ИГИЛ, боятся этой организации и пытаются сбежать при любой возможности, исключая некоторых фанатиков, пропитанных ваххабитской идеологией.

Отвечая на вопрос о лагерях сирийских беженцев в Турции и Иордании, президент отметил, что с самого начала эти лагеря были созданы для использования их в качестве предлога военного вмешательства в сирийский конфликт. Некоторые из них были организованы заранее, впоследствии врагами Сирии были предприняты усилия, чтобы сирийские граждане устремились туда, став потенциальными неприятелями «сирийского режима». Но все недружественные старания оказались тщетными, доказательством тому служит массовое участие в президентских выборах граждан Сирии, проживающих в лагерях беженцев в Ливане.

Аль-Асад категорически отверг наличие так называемых «бочковых бомб» в арсенале Сирийской армии и их использование в боевых действиях, назвав этот термин информационно-пропагандистским. Всё, что находится на вооружении армии страны – вполне традиционное оружие.

Репортёр CBS упомянул о применении Сирийской армией боевых отравляющих веществ (БОВ), в частности хлора. Аль-Асад в ответ заявил, что «это – часть злонамеренной пропаганды против Сирии», отметив, что применение хлора в военных целях бессмысленно, поскольку неэффективно. Он сказал, что приветствовал бы международную следственную комиссию, которая проверила бы слухи о применении БОВ регулярной армией Сирии и убедилась в том, что такие вещества военными не применяются. В то же время, такие вещества могут быть использованы террористами.

Значительное внимание было уделено идеологической связи между ИГИЛ и властями Саудовской Аравии. Президент охарактеризовал правящий режим в Эр-Рияде как «средневековую систему, в течение 200-лет основанную на темной идеологии ваххабизма», идеологически близкую к ИГИЛ, «Аль-Каиде» и «Джебхат Ан-Нусре». Саудовский режим и террористы ИГИЛ – две стороны одной монеты.

Также нелицеприятно отозвался Башшар Аль-Асад и о ближайшем соседе –президенте Турции Реджепе Тайипе Эрдогане, назвав его фанатиком, связанным с «Братьями-мусульманами», страдающим манией величия. «Он думает, что станет султаном XXI века», – пояснил президент. Сирийский президент выразил уверенность по поводу того, что Эрдоган мог бы остановить поток боевиков-экстремистов через турецко-сирийскую границу, но не только не хочет этого, но и постоянно оказывает им материально-техническую и логистическую помощь.

Президент заметил, что любой, кто берётся за оружие, убивает людей, разрушает госучреждения и частные дома является террористом. Оппозиция во всех странах мира – это политические оппоненты властям, но не вооружённые группировки. «Мы открыты для сотрудничества со всеми оппозиционными силами различного политического спектра», — подчеркнул он.

Президент отрицал военное вмешательство Ирана в сирийский кризис, а то, что генерал Сулейман был в Дамаске, так он приезжает в Сирию уже в течение многих лет. В рамках сотрудничества он наносил визиты не только в САР, но и в Ирак, и в Ливан.

По мнению сирийского президента не существовало никакой настоящей «арабской весны». Если бы такая «весна» началась реально, то ни поддержка, ни помощь Ирана, России или «Хизбаллы» не смогли бы помочь властям. В начале событий, «картина была туманной» для многих сирийцев, но теперь всем стало ясно, что хотят сделать с Сирией.

Отвечая на вопрос, чего его страна хотела бы от США, президент ответил: «Во-первых, необходим диалог, во-вторых, сотрудничества с такой оппозицией, которая реально представляет какую-то часть сирийцев, имеющей определённый вес среди народа страны, то есть патриотической, а не искусственно созданной в США, Франции или Катаре».

Башшар Аль-Асад отверг все обвинения в том, что его семья правит Сирией, не предлагая сирийскому народу иной альтернативы, упомянув о том, что президентами США тоже были представители семейства Буш разных поколений. Он заявил, что будет готов отказаться от власти в случае, если поймет, что у него больше нет общественной поддержки, а на вопрос о том, как он определяет, есть такая поддержка или ее нет, ответил: «Я не определяю. Я ощущаю. Я чувствую».

По утверждению президента, цель никогда не оправдывает средства, но в любой стране есть определённые национальные интересы и конституционные принципы. Сейчас необходимо защищать население страны, ведя войну против террористов, что совсем не по-макиавельевски.

Отвечая на вопрос о том, «чего хотят Россия и Иран», президент Аль-Асад заявил, что Москва является надежным союзником Дамаска и стремится достичь стабильности в мире. Он добавил, что как для Сирии, так и для всех других стран Россия желает стабильности и разрешения политических конфликтов, отметив, что в будущем РФ хочет быть великой и влиятельной державой.

«Определенно они (РФ) хотят достичь баланса в мире. И это касается не только Сирии, это не из-за интересов в Сирии, они могут иметь их, где угодно», — отметил президент.

Сирийский руководитель в ответ готов и дальше сотрудничать с Москвой, в т.ч. и в военной сфере, выполняя все ранее подписанные контракты и предложив переформировать ремонтную базу в городе Тартус в военную.

Аль-Асад подчеркнул, что Россия и Иран, принимая участие в поиске решений урегулирования сложной ситуации в регионе, ничего не требуют взамен от сирийских властей, не ставят никаких ультиматумов. «Они делают это для региона, для мира. Потому что стабильность для них очень важна», — указал он.

На вопрос возможно ли в борьбе против ИГИЛ сотрудничество между США и Ираном, президент сказал, что вряд ли есть кто-то, кто действительно верит в решимость борьбы США против такого рода террора. Свидетельством тому является то, что количество авиаударов, нанесённых силами коалиции, намного меньше ударов Сирийской армией за день. Кроме того, силы коалиции в своих авиа налётах, ограничиваются лишь северной частью Ирака.

По его мнению, Иран, напротив, действительно желает помочь Ираку и искоренить терроризм.

Аль-Асад подчеркнул, что сирийцы полны решимости оставаться на своей родной земле, защищать страну и восстановить её. В последнее время единство сирийского народа всё более ощутимо. Он опроверг, что происходящее в Сирии можно назвать «гражданской войной», поскольку в гражданской войне имеются явные линии конфликта, разделяющего различные конфессии, расы или иные компоненты общества. Он указал, что, напротив, всё сирийское общество объединилось в борьбе с общим врагом – террором.

Президент выразил мнение, что Запад и, в особенности, Соединенные Штаты «не принимают партнеров», но хотят, как и прежде, в разных частях света иметь своих марионеток. «И в этом проблема с Путиным, – добавил он. – Они демонизируют Путина, потому что он может сказать «нет», и хочет быть независимым».

Отвечая на вопрос, хочет ли Дамаск созыва другой конференции по мирному урегулированию, типа Женевской, президент САР сказал, что целью предстоящего диалога в Москве является отыскание путей подготовки Женевы-3. Хотя об этом говорить пока ещё рано.

По окончании интервью журналист спросил, почему сирийский руководитель не свяжется с госсекрктарём США Джоном Керри и не скажет просто: «Давайте поговорим». На это президент Башшар Аль-Асад ответил вопросом: «А готовы ли они к переговорам? Мы всегда открыты, никогда не закрывали дверей. Это не мы ввели эмбарго против США, не мы нападали на американских граждан, не мы оказывали помощь террористам, наносящих ущерб США. Это Соединённые Штаты совершили подобное против нас. Мы же всегда хотели иметь хорошие отношения с Вашингтоном. США являются великой державой, и не существует того, кто хочет иметь с ними плохие отношения. А относительно вопроса, должен или не должен я остаться во власти по мнению американцев – это их не касается. Только граждане Сирии имеют право решать подобный вопрос».

SANA

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s