Дело Неммуша и западные спецслужбы

-6-76f50tg

Тьерри Мейсан

Переориентация американской военной стратегии вызывает недоумение. 28 мая президент Обама отверг военную конфронтацию с Россией и Китаем и назвал главным врагом терроризм. Это заявление возвращает Соединённые Штаты к событиям 11 сентября, когда Джордж Буш младший заявил о «войне без границ» против «терроризма» и начал новый, по его собственному выражению, «крестовый поход».

Несколько дней назад, 24 мая, в Еврейском музее в Брюсселе были убиты три человека. Этот теракт был европейской прессой представлен как акт антисемитизма.

30 мая французские таможенники Марселя при проведении таможенного контроля арестовали на автовокзале молодого человека, имевшего при себе тот же тип оружия, какое было использовано в Брюсселе. Подозреваемый Мехди Неммуш, несколько раз отбывал наказания за мелкие преступления. Он в течение целого года также принимал участие в боевых операциях против Сирийской Арабской республики в составе Исламского Эмирата Ирака и Леванта, особенно жестокой ветви Аль Каиды. В соответствии с действующим антитеррористическим законом он был помещён на четыре дня под стражу, но на вопросы следователей отвечать отказался.

Европейская пресса сравнивает происшедшее со случаем Мохамеда Мера, другого молодого преступника, также алжирского происхождения, вставшего на путь радикального ислама во время тюремного заключения, и афганского джихадиста, совершившего антисемитские теракты в Тулузе и Монтобане в марте 2012 года. Мера был застрелен без суда и следствия полицейскими во время ареста. Впоследствии станет известно, что он работал на внутреннюю французскую разведку, но была ли вовлечена эта служба в эти преступления, установить не удалось.

Можно предположить, что американская стратегическая переориентация и антимусульманские бредни никак не связаны. Однако после того, как стало известно об аресте Мехди Неммуша, форумы основных СМИ переполнились исламофобскими комментариями. Интернет-пользователи называли мусульманскую религию носителем терроризма и антисемитизма. То есть достаточно было представить подозреваемого в качестве «исламского террориста», как сразу же возникла соответствующая реакция, особенно среди тех, кто симпатизирует Национальному Фронту. Поэтому этот случай происходит в нужный момент, и это подтверждает новую военную стратегию Барака Обамы.

Внешность обманчива

На самом деле акт убийства в Брюсселе не является ни антисемитским, ни террористическим. Две главные жертвы были агентами израильской разведки, и их уничтожение совершено хладнокровно и профессионально.

Арест Мехди Неммуша произошёл во время обычного досмотра, в результате того, что одна из сумок подозреваемого оказалась по неосторожности открытой, что дало возможность обнаружить магазин автомата. Такое возможно, но маловероятно. Подозреваемый не использовал пистолет, который он носил в куртке, и не оказал никакого сопротивления при задержании. При нём был один калашников, один пистолет, одна видеокамера и кепка, идентичные тем, что были использованы в Брюсселе. Кроме того, полиция обнаружила в его багаже документ Исламского Эмирата Ирана и Леванта, который непонятно как там оказался, и поэтому недвусмысленно считает его «террористом».

Помещённый на четыре дня под стражу в силу закона по борьбе с терроризмом, он отказался отвечать на вопросы следователей, воспользовавшись своим «правом на молчание». По словам его адвоката, он лишь заявил, что украл это оружие из машины в Брюсселе, не имеет отношения к убийству в Еврейском музее и отказался от экстрадиции в Бельгию.

Подведём краткий итог. С одной стороны, это устранение израильских шпионов в Брюсселе, с другой – «случайный арест» джихадиста, хорошо информированного, чтобы не отвечать полицейским, но неспособного вовремя уничтожить улики своего преступления. Последнее противоречие настолько разительно, что оно неизбежно вызывает массу вопросов.

Призрак джихада бродит по Европе

До Неммуша и при условии, что он действительно является брюссельским стрелком, не было случаев, когда джихадисты, возвратившиеся из Сирии, совершали преступления. Однако 5 июня состоялась встреча министров внутренних Дел Европейского Союза, на которой обсуждалась эта тема. Полицейские стран Союза зарегистрировали 3000 европейцев, принимавших участие в вооружённых операциях против Сирии последние три года. Это много, но, по-видимому, гораздо меньше, чем на самом деле: Сирийская арабская Армия утверждает, что уничтожила их по меньшей мере 12000.

Опасность совершения в Европе преступлений, подобных тем, что совершались в Сирии, реальна, но дело Неммуша свидетельствует не об этом. Молодой человек отправлялся в Сирию для совершения джихада в тот самый момент, когда французская служба внутренней разведки не только не чинила препятствий такому исходу, но и покровительствовала ему. По прибытии на место, он вступил в Исламский эмират Ирана и Леванта (ИЭИЛ), которым командовал Абу Бакр аль-Багдади и который содержался на средства саудовского принца Абдула Рахмана аль-Файсала (брата саудовского министра иностранных Дел и саудовского посла в Вашингтоне). Имея интеллектуальные способностями выше средних, Мехди Неммуш был замечен инструкторами и внедрён в спецслужбы. Так как ИЭИЛ возглавляется офицерами из Соединённых Штатов, Франции и Саудовской Аравии, М. Неммуш был завербован одним из них. И если он расстрелял в Брюсселе двух израильских «коллег», то это по приказу одного из этих трёх государств.

Саудовская пресса заявила о том, что одна из израильских жертв была замешана в убийстве военачальника из Хезболлы Имада Мугнийеха в 2008 году в Дамаске, намекая таким образом на месть ливанского Сопротивления. Но этот след является абсурдным, ИЭИЛ – это ваххабитское формирование, борющееся против Хезболлы и систематически уничтожающее шиитов. В конце концов, если бы Хезболла намеревалась мстить, она уничтожила бы не исполнителей, а заказчиков.

Убийства в спецслужбах практикуются либо в качестве ответной меры для устранения агентов того же уровня компетентности, либо для предотвращения проводимой операции. На данный момент нет никакой информации, которая позволила бы выяснить, кто и по какой причине выбрал эти цели.

Убийство в Еврейском музее свидетельствует о более грозной опасности, чем простой терроризм. Речь идёт о внедрении преступников в западные спецслужбы притом, что спецслужбы практически не подвластны законам. Если эта практика получит массовое распространение, мы станем свидетелями распространения в Европе насилия, которое, разумеется, будут приписывать «террористам».

Новой военной стратегией Барака Обамы, скорее всего, станет ещё не забытая «стратегия создания напряжённости».

Источник 

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s